Психологическа консультация:
(495) 599-49-49
(495) 877-87-87
» » «Мне больно, когда выбирают другого»: есть ли польза от ревности?

«Мне больно, когда выбирают другого»: есть ли польза от ревности?

07 февраль 2021, Воскресенье
94
0

Ревность мы переживаем как неприятное, жгучее чувство, которое появляется из ощущения, что очень значимый, дорогой для нас человек выбирает не нас. Это смесь гнева, страха потери и боли отвержения.

Недавние исследования показали, что переживание отвержения затрагивает те же структуры мозга, что активируются при переживании физической боли. То есть ревность — это опыт болезненный не только в плане души. Почему?

«Мне больно, когда выбирают другого»: есть ли польза от ревности?В ее основе лежит страх потерять кого-то важного для нас. У этого страха есть эволюционное обоснование. Условия выживания в дикой природе таковы, что родитель поддерживает в своем потомстве (выводке, помете) только самых сильных детенышей. Так же поступали и с детьми в первобытных племенах, особенно в тяжелые времена.

Потеря внимания родителей, их отказ в поддержке, заботе означал для отвергнутого смерть. Потому переживание «неизбранности» закрепилось у наших предков как сверхзначимое — и именно болезненность не даст возможности его пропустить.

Таким оно зачастую остается и теперь, ведь ресурсы для поддержания жизни всех детей в семье, для выхаживания слабых, появились у нас по эволюционным меркам совсем недавно.

ЭНЕРГИЯ ЗАЩИТЫ

Что происходит с человеком, который болезненно ощущает себя отвергнутым, обокраденным вниманием, любовью важного для него существа? В нем понимается агрессия, то есть появляется энергия, чтобы как-то предотвратить потерю, защитить то, что принадлежит ему.

Если изначально механизм ревности возник как реакция на непринятие в родительско-детских отношениях, то потом он распространился на все наши связи: на отношения братьев и сестер, друзей, партнеров.

Мы можем ревновать свою подругу, которая сближается с кем-то другим. Можно ревновать начальника, который отдает предпочтение коллеге. Мать и отец могут ревновать ребенка, который любит не его, а другого родителя или бабушку, например.

Ревность становится радаром, который включается с той или иной степенью интенсивности, когда возникает угроза утраты кого-то значимого. А энергия агрессии может использоваться очень по-разному, в зависимости от культуры страны или народа, личностного развития или личных ценностей и поведенческих навыков.

Кого-то ревность подтолкнет хвататься за нож, кого-то — затеять ссору, а кого-то — приложить усилия по прояснению ситуации и улучшению или прекращению отношений.

НЕУСТОЙЧИВАЯ СВЯЗЬ

У каждого из нас ревность проявляется по-разному: одним это чувство почти не знакомо, а другие патологически подозрительны и вспыльчивы. С чем это связано?

Тот, кто в детстве был «наполнен» любовью родителей, получал от них устойчивую связь и никогда не сомневался в их хорошем отношении, выбирая кого-то себе в партнеры, доверяет этому человеку. Его «радар тревоги» включается только по вескому поводу, например, когда партнер его откровенно провоцирует.

Согласитесь: испытывать ревность, увидев, что муж (жена) целуется с кем-то посторонним, это нормально. Неадекватной была бы как раз спокойная, равнодушная реакция на происходящее. Ведь произошло нечто, что ставит под сомнение вашу избранность.

И в этот момент ревность сообщает нам о том, что настало время прояснить отношения, пересмотреть правила, спросить партнера о том, что происходит. В нас поднимается здоровая агрессия, которая дает силы, чтобы болезненную проблему как-то решить. Это как раз тот случай, когда ревность полезна.

Если ревность партнера связана с физической агрессией, то отношения надо завершать — они небезопасны

Но иногда родители выстраивают отношения с детьми так, что отдают предпочтение одному из них. Тогда другой ребенок не ощущает собственной важности, не чувствует, что у него в семье есть место, которое никто не отнимет. Это ощущение «выбрали не меня» может быть усилено фразочками вроде «а тебя дяде отдадим» или «в детдом отправим».

Это, конечно, запрещенный прием. Такие слова падают на «эволюционно-чувствительную» почву, разжигая огонек патологической ревности. Похожая ситуация у детей единственных, но нелюбимых, или у тех, кого чересчур «мотивировали на развитие» бесконечными сравнениями с другими.

Ребенок взрослеет, но продолжает беспрестанно «сканировать», контролировать пространство вокруг себя. Как только кто-то значимый выходит (по его ощущению) из-под его контроля, его моментально переполняют тревога и ярость.

Было бы упрощением говорить в этом случае о неуверенности или низкой самооценке. Это может быть так, но ревнивцами могут быть и люди, вполне уверенные в себе. Вырастая в режиме конкуренции, сравнения, они получают мощную мотивацию достигать поставленных целей и, как правило, успешны в своем деле.

Но они не верят отношениям. Не верят в то, что кто-то другой может устойчиво любить и принимать их — независимо от их слабостей, ошибок и неудач. Они воспринимают партнерство как нечто прагматичное, как форму использования друг друга ради своих личных целей.

При самом крайнем, патологическом проявлении ревности этот «радар» не может успокоиться ни на секунду, поскольку человек не видит для себя в отношениях с партнером никакой устойчивости. И ему вмешательство третьего даже не нужно, достаточно представить в своей голове картинку предполагаемой измены (отвержения), и этого достаточно.

ПОСТАВИТЬ ПОД СОМНЕНИЕ СВОИ ИДЕИ

У меня на приеме однажды была такая пара: очень интересный, успешный мужчина и его красавица-жена, которая только что хиджаб не носила: платье до пят, вся закутанная в бесформенную одежду, глаза не поднимала. Муж негодовал: «Моя жена ведет себя как проститутка. Я никуда не могу с ней выйти».

В процессе разговора выясняется, что жена на светских мероприятиях лишь иногда поднимает глаза и улыбается в ответ тем, кто с ней здоровается. Но последнее время уже никуда не выходит: себе дороже. Оба друг друга любят. Она истощена, он истощен. В результате работы прорывом стало признание мужа: «Да, на самом деле это я тебя дико ревную».

Вот это самое главное — присвоить себе это чувство. Потому что, только признав свою ревность и перестав считать партнера единственным виновником моих чувств, я могу затем включить критическое мышление затем и задуматься: точно ли партнер что-то делает не так, или я себя сам накручиваю?

Тогда есть шанс, что человек пойдет и будет с этой проблемой работать. Работа непростая, но она может быть успешной. Хорошее подспорье здесь — сверка с людьми, которым вы доверяете — с близкими друзьями, знакомыми. С теми, кто вас любит, но может сказать правду.

Если несколько друзей говорят примерно одно и то же — «послушай, твой муж точно тебя любит, он ни с кем не флиртует», — это хороший повод поставить под сомнение свои страхи.

ВАШ ПАРТНЕР — РЕВНИВЕЦ

На этапе влюбленности ревность может восприниматься как сверхзабота. Мы можем путать контроль и ухаживание, у них много общего: давай я тебя встречу или провожу, давай я тебя довезу. Но затем эта грань становится все ощутимее.

Партнер ревнивца начинает чувствовать: его загоняют на какую-то узкую колею и мир вокруг сужается: не надевай это платье, не встречайся с этими людьми, почему ты опоздал на 15 минут? Человек боится проявить лишний раз какой-то интерес, теряет энергию, все меньше радуется жизни. Что в этом случае можно предпринять?

Если ревнивец сильно переживает и раздувает скандалы, но не становится при этом агрессивным, не опасен физически, то можно пытаться разговаривать, предлагать обсудить ситуацию с доверенными лицами, приглашать на парную терапию, просить индивидуально поработать с психологом. Если ревность партнера связана с физической агрессией, то отношения надо завершать — они небезопасны.

Обсудить
Добавить комментарий
Комментарии (0)
Партнеры